Ю.М. Лотман - Сборник работ (Язык. Семиотика. Культура) - 1994

, ; . : .

Статьи по семиотике культуры и искусства

Цель ридера - указать на включение разнообразных текстовых объектов культуры в анализ, предполагающий выход за пределы традиционного филологического подхода. Естественность обращения известных филологов к вопросам семиотики и истории культуры, философии, психологии во многом обусловлена современным состоянием гуманитарных исследований, находящихся в поле интенсивного интертекстуального взаимодействия.

Филологический объект — текст — представлен в избранных для ридера статьях традиционным художественным текстом, текстом массмедиа и, много шире - текстом культурных объектов. Кроме того, филологический метод в его герменевтическом или семиотическом проявлении оказывается распространенным на области гуманитаристики в целом.

семиотических работ, который составлен совместно с Вячеславом Ю. М. Лотман, О семиотике понятий «стыд» и «страх» в механизме культуры, в.

И сонмы кипели безмолвной толпы. Я много узнал мне неведомых лиц, Зрел тварей волшебных, таинственных птиц, По высям творенья, как Бог, я шагал, И мир подо мною недвижный сиял. Но все грезы насквозь, как волшебника вой, Мне слышался грохот пучины морской, И в тихую область видений и снов Врывалася пена ревущих валов1. Поскольку в основе текста, видимо, лежит реальное переживание — воспоминание о четырехдневной буре в сентябре г. В стихотворении выделены два компонента душевного состояния автора: Последний — отмечен неожиданным включением в амфибрахический текст анапестических строк: Глаза его читали, Но мысли были далеко; Мечты, желания, печали Теснились в душу глубоко.

Он меж печатными строками Читал духовными глазами Другие строки. В них-то он Был совершенно углублен. Как походил он на поэта, Когда в углу сидел один, И перед ним пылал камин, И он мурлыкал: В данном случае даны три внешних ритмообразующих кода: Очень характерно, что книга здесь выступает не как сообщение:

С работал в Эстонии. Проблемы истории, теории литературы и культуры исследует в широком историко-философском и историко-бытовом контексте в том числе с точки зрения семиотики. При анализе поэтических систем обращался к структурному методу.

ЛОТМАН. ЛОТМАН. Юрий Михайлович () - литературовед, . “О семиотике понятий “стыд” и “страх” в механизме культуры” (); “Идейная .

Тексты поведения Статьи настоящего раздела впервые были опубликованы в следующих изданиях: Летней школы по вторичным моделирующим системам, 17—24 авг. В этнографии и социологии после работ Леви-Строса утвердилось определение культуры как системы дополнительных ограничений, накладываемых на естественное поведение человека. Так, например, половое влечение как потребность принадлежит природе, но после того, как оно подчиняется дополнительным запретам запреты на родство, место и время, по принципу наличия — отсутствия церковной или юридической санкции и пр.

С психологической точки зрения, сфера ограничений, накладываемых на поведение типом культуры, может быть разделена на две области: В определенном смысле это может быть сведено к тривиальному различию юридических и моральных норм поведения. Однако такое отождествление объясняет далеко не все. Именно в этой области классовые характеристики культуры проявляются особенно резко: Однако и крестьянский мир внутри себя организуется стыдом. По отношению к барину допустимы действия, которые внутри крестьянского мира считаются стыдными.

Иконникова С.Н. История культурологических теорий - файл 1.

Морриса, швейцарского лингвиста Ф. Однако в России этот подход подвергался критике за формализм и не получал идеологической поддержки и одобрения. У истоков семиотики стояли ученые П. В эти же е гг. Среди энтузиастов были Б.

Именно на этой почве вырастает городская культура, противоположная культуре Как семиотик, Лотман не интересуется субстанциальными Интеллигентом движет чувство стыда, а не интеллигентом – чувство страха. Стыд Лотман тоже определяет семиотически-функционально.

В этнографии и социологии после работ Леви-Строса утвердилось определение культуры как системы дополнительных ограничений, накладываемых на естественное поведение человека. Так, например, половое влечение как потребность принадлежит природе, но после того, как оно подчиняется дополнительным запретам запреты на родство, место и время, по принципу наличия — отсутствия церковной или юридической санкции и пр. С психологической точки зрения, сфера ограничений, накладываемых на поведение типом культуры, может быть разделена на две области: В определенном смысле это может быть сведено к тривиальному различию юридических и моральных норм поведения.

Однако такое отождествление объясняет далеко не все. Именно в этой области классовые характеристики культуры проявляются особенно резко: Однако и крестьянский мир внутри себя организуется стыдом. По отношению к барину допустимы действия, которые внутри крестьянского мира считаются стыдными. Описания, основанные на выделении норм, нарушение которых в данном коллективе стыдно, и тех, выполнение которых диктуется страхом, могут стать удобной основой для типологических классификаций культур.

Соотношения этих двух типов нормирования поведения человека в коллективе могут существенно варьироваться. Однако наличие обоих и их различение, видимо, существенно необходимо для механизма культуры. Можно гипотетически выделить три этапа в их историческом соотношении:

Ю.М.ЛОТМАН Семиосфера. Культура и взрыв

Цель ридера - указать на включение разнообразных текстовых объектов культуры в анализ, предполагающий выход за пределы традиционного филологического подхода. Естественность обращения известных филологов к вопросам семиотики и истории культуры, философии, психологии во многом обусловлена современным состоянием гуманитарных исследований, находящихся в поле интенсивного интертекстуального взаимодействия. Филологический объект — текст — представлен в избранных для ридера статьях традиционным художественным текстом, текстом массмедиа и, много шире - текстом культурных объектов.

Кроме того, филологический метод в его герменевтическом или семиотическом проявлении оказывается распространенным на области гуманитаристики в целом.

Посвятив беседы русскому быту и культуре XVIII — начала XIX столетия, мы .. Стыд же — один из наиболее мощных психологических рычагов культуры . . а также другие сотрудники лабораторий семиотики и истории русско этом ими двигало не только чувство страха перед.

Надеемся, Вы провели время с удовольствием! Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями:

«Междисциплинарное индивидуальное гуманитарное образование» Ростов-на-Дону

Статьи по семиотике культуры и искусства-Юрий Лотман. Электронная библиотека, книги всех жанров Реклама: Статьи по семиотике культуры и искусства-Юрий Лотман К сожалению бесплатное скачивание и чтение книг на нашем сайт больше не доступно. С каждым днем все сложнее и сложнее содержать подобного рода сайты, ежедневно нам поступают сотни жалоб от правообладателей и обрабатывать их в ручном режиме становится очень проблематично, поэтому мы приняли решение ограничить доступ ко всем произведениям, дабы все правообладатели остались довольны.

и диалоге для современной семиотики//Труды по знаковым системам. . О семиотике понятий «стыд» и «страх» в механизме культуры // Лотман Ю.

Так, например, половое влечение как потребность принадлежит природе, но после того, как оно подчиняется дополнительным запретам запреты на родство, место и время, по принципу наличия — отсутствия церковной или юридической санкции и пр. С психологической точки зрения, сфера ограничений, накладываемых на поведение типом культуры, может быть разделена на две области: В определенном смысле это может быть сведено к тривиальному различию юридических и моральных норм поведения.

Однако такое отождествление объясняет далеко не все. Однако и крестьянский мир внутри себя организуется стыдом. По отношению к барину допустимы действия, которые внутри крестьянского мира считаются стыдными. Описания, основанные на выделении норм, нарушение которых в данном коллективе стыдно, и тех, выполнение которых диктуется страхом, могут стать удобной основой для типологических классификаций культур.

Соотношения этих двух типов нормирования поведения человека в коллективе могут существенно варьироваться. Однако наличие обоих и их различение, видимо, существенно необходимо для механизма культуры.

Семиосфера

Лотмана представляет его как основателя московско-тартуской семиотической школы, автора универсальной семиотической теории и методологии. Работы в этой области, составившие настоящий том, принесли ученому мировую известность. Публикуемые в томе монографии"Культура и взрыв" и"Внутри мыслящих миров" , статьи разных лет, по существу, заново возвращаются в научный обиход, становятся доступными широким кругам гуманитариев.

Книга окажется полезной для студентов и педагогов, историков культуры и словесников, для всех, кто изучает глубинные явления культуры. Успенскому от 19 марта г.

Работа по теме: Лотман Семиосфера. Глава: Ю.М.Лотман. ВУЗ: РГУ. О семиотике понятий «стыд» и «страх» в механизме культуры.

Цель ридера - указать на включение разнообразных текстовых объектов культуры в анализ, предполагающий выход за пределы традиционного филологического подхода. Естественность обращения известных филологов к вопросам семиотики и истории культуры, философии, психологии во многом обусловлена современным состоянием гуманитарных исследований, находящихся в поле интенсивного интертекстуального взаимодействия.

Филологический объект — текст — представлен в избранных для ридера статьях традиционным художественным текстом, текстом массмедиа и, много шире - текстом культурных объектов. Кроме того, филологический метод в его герменевтическом или семиотическом проявлении оказывается распространенным на области гуманитаристики в целом. Ридер снабжен введением, краткими комментариями к текстам и вопросами для самостоятельной работы студентов.

В качестве примера отметим структурализм и семиотику методологическим основанием которых стала лингвистика , захвативших науку в середине века и претендующих на статус последнего универсального научного метода. В настоящее время дисциплины, по тем или иным параметрам сопредельные филологии, настолько разнообразны, что с трудом поддаются каталогизации. Так, философско-литературная герменевтика и философия языка активно обращаются к онтологическим аспектам текста.

Спектр дисциплин, так или иначе включающих вопрос о процессах понимания текста и его смысле, варьируется от герменевтики до структурализма и деконструктивизма. Цель текста, его функция в том или ином контексте — один из самых актуальных вопросов для множества подходов, начиная с марксистской литературной критики и заканчивая современными гендерными исследованиями, постколониальными штудиями, исследованиями риторики и прагматики текста и т.

Совершенно очевидно, что разнообразные школы, включающие данный вопрос в поле своего рассмотрения, — от ритуально-мифологической до психоаналитической и культурно-исторической — имеют очевидную междисциплинарную основу. Любой текст соотносится с другими явлениями культуры и истории.

Лотман Ю.М. Статьи по семиотике культуры и искусства

Летней школы по вторичным моделирующим системам, 17 — 24 авг. В этнографии и социологии после работ Леви-Строса утвердилось определение культуры как системы дополнительных ограничений, накладываемых на естественное поведение человека. Так, например, половое влечение как потребность принадлежит природе, но после того, как оно подчиняется дополнительным запретам запреты на родство, место и время, по принципу наличия — отсутствия церковной или юридической санкции и пр.

С психологической точки зрения, сфера ограничений, накладываемых на поведение типом культуры, может быть разделена на две области: В определенном смысле это может быть сведено к тривиальному различию юридических и моральных норм поведения. Однако такое отождествление объясняет далеко не все.

Хайдеггер «Бытие и время», ). Ю.М. Лотман в работе «О семиотике понятий “стыд” и “страх” в механизме культуры» () рассматривает страх .

, , . , , .

О семиотике понятий «стыд» и «страх» в механизме культуры

Стеклянная архитектура также тесно связана со всей эстетикой прозрачности, транспарантности. Эта связь новой архитектуры с растительным царством вызывала удивление у Вальтера Беньямина: Странно сознавать, что пассаж, так же как и этот мир, связан своим происхождением с миром растений". Бартон, — или Зимний сад в Париже архитектор Г. Поражали их немыслимые размеры. Иакин был дан прием для участников венского конгресса.

О семиотике понятий"стыд" и"страх" в механизме культуры // Там же. - С. 98 О соотношении поэтической лексики русского.

Он как бы говорил на непонятном ему языке. Оно нуждается в дополнительной интерпретации, включении в некоторый значительно менее организованный контекст. В первом случае формообразующий импульс состоит в уподоблении данной семиотической системы естественному языку, во втором — музыке. Во-вторых, следует учитывать, что между структурой текста и осмыслением этой структуры на метауровне общего культурного контекста могут быть существенные расхождения.

Не только отдельные тексты, но и целые культуры могут осмыслять себя как ориентированные на канон. Но при этом строгость организации на уровне самоосмысления может компенсироваться далеко идущей свободой на уровне построения отдельных текстов. Разрыв между идеальным самоосмыслением культуры и ее текстовой реальностью в этом случае становится дополнительным источником информации. Например, тексты основоположника русского старообрядческого движения протопопа Аввакума им самим осмысляются как ориентированные на канон.

Более того, борьба за культуру, строящуюся как выполнение строгой системы заранее данных правил, составляла его жизненную и литературную программу. Однако реальные тексты Аввакума строятся как нарушение правил и канонов литературы. Чувство неестественности прерывистых и скачкообразных движений возникает именно при взгляде на заводную куклу или марионетку, в то время как неподвижная кукла, чье движение мы себе представляем, такого чувства не вызывает.

Специфика куклы как произведения искусства в привычной нам системе культуры заключается в том, что она воспринимается в отношении к живому человеку, а кукольный театр — на фоне театра живых актеров. Поэтому если живой актер играет человека, то кукла на сцене играет актера. Она становится изображением изображения.

ЭВС#04. Снимаем сковывающий стыд.